Водяной

    Водяной сидел у себя во дворе и покуривал трубку, от которой тянулся зеленый дымок, распугивая мелких рыбешек, которые обычно таскали у него со стола все, что плохо лежало. Однажды даже утащили столовые приборы. Зачем они рыбам понадобились, водяной ума не мог приложить, но когда разоблачил воришек, зачинщикам пришлось несладко, остальных водяной не тронул. Он был хозяином небольшой уютной речушки, название которой не упоминала ни одна уважающая себя карта. Не сказать, что он особо следил за порядком в своих водах, но обитатели реки особо не жаловались. Все-таки как-никак, а водоем под присмотром: если была необходимость и рыбаков пугнет и сети обезвредит, а по хозяйству речной народ и сам управлялся. Водяной лениво спугнул ерша, который теребил обивку его любимого кресла. Ерш забился под обломок старой лодки и затаился. Обивка ему нравилась, она была глубокого зеленого цвета и приятно пахла.

   Двумя годами ранее…

 Водяной глиссировал по ночной реке и был очень собой доволен, силы в нем было предостаточно, и брызги разлетались от его тела в разные стороны, изредка он нырял, торпедой спускался на дно, отталкивался от него хвостом и, набирая скорость, подпрыгивал над гладью воды примерно на метра два, не меньше. Примерно через час, устав от таких развлечений, он лег на спину и, расслабившись, поплыл по течению, немного подруливая хвостом, чтобы не прибило к берегу. Водяной смотрел на звезды и размышлял о важном. Но полет его безудержной мысли споткнулся о песню, доносившуюся с берега. Пела, несомненно, девушка и пела нужно отметить неплохо. Девушка явно кликала судьбу. Тут неожиданно рука водяного наткнулась, на что-то мягкое, оказалось это цветочный венок. Судьба девушку услышала. Водяной бесшумно подплыл к деревянному мостку, где обычно рыбачили или полоскали белье (ни то ни другое водяной не одобрял), и на котором теперь сидела «сирена». На его голове красовался венок. Разглядев ее хорошенько водяной присвистнул, от чего, поющая едва не свалилась в воду. Ей удалось удержаться от столь необдуманного поступка, но пнуть водяного ногой она все-таки успела со словами: «Сгинь нечистая!». Водяной обиженно хмыкнул и проворчал: «Это кто еще из нас нечистый неизвестно» и бросил к ее ногам венок.

   Это было начало любви между Землей и Водой…

 У Водяного был тайный ход на землю, старый колодец на окраине деревни. Проходя через него, водяной избавлялся от любимого хвоста и вставал на ноги. Вся эта злополучная процедура сильно не нравилась ему. На земле он казался себе неуклюжим и передвигался не так ловко, как в воде. Но ради встреч с любимой он готов был и не на такие подвиги. Теперь водяной частенько проделывал этот путь, что бы повидаться с ней. Как только он оказывался на суше, его тело становилось тяжелым и ноги плохо слушались, но девушка все время его встречала у колодца в назначенный час и всячески подбадривала. Они отправлялись к ней домой, топили самовар и пили смородиновый чай. Земную еду, водяной полюбил сразу и всей душой. Он любил вдыхать новые запахи, которых не водилось в его реке. Девушка знала это и всегда запасалась чем-нибудь вкусненьким к его приходу. Она знакомила его со своим миром, с не меньшим энтузиазмом, чем он его познавал. Но и водяной в долгу не оставался. Хоть девушка и не могла обращаться в русалку, но, тем не менее, совершила много незабываемых путешествий по реке в сопровождении водяного. Он притаскивал ей охапками белоснежные водяные лилии и кувшинки, засыпая ими доверху маленькую лодку, показывал потаенные заводи и озера, которые питались от реки. Однажды он так резво кружил вокруг лодки, что она перевернулась вместе со всем цветником, и водяной воодушевленно исполнил роль спасателя, отбуксировав свою даму сердца к ближайшему берегу.

  Шли дни и месяцы. Настала зима и реку сковал лед. Водяной все больше времени проводил на земле, в гостях у своей возлюбленной. Понемногу хозяин реки освоился и стал помогать ей по хозяйству, которое было не большим, но уютным. Но девушка видела, как долгими зимними вечерами, когда хороший хозяин не выгонит собаку на улицу, взгляд водяного наполнялся тоской. Она понимала, что он скучает по своей речной жизни. Водяной похудел, и его уже не радовали ни сдобные, душистые пироги, ни смородиновый чай. Он все чаще ходил к колодцу и все дольше задерживался в реке.

  Однажды он вернулся, держа в руках маленький сверток. Водяной сел за стол, накрыл своими ладонями руки любимой и решительно сказал: «Я больше не могу жить у тебя и если ты готова, я могу забрать тебя с собой. Но домой ты уже больше не вернешься». Он развернул сверток, в котором оказались несколько небольших зеленых шариков, которые по виду напоминали спрессованные водоросли. «Что это?» — спросила девушка. «Это то, что навсегда превратит тебя в русалку, и мы сможем жить вместе, ты станешь моей женой, …если конечно ты этого хочешь» — ответил он. Девушка воскликнула: «Ну конечно! Я очень этого хочу! Я, наконец, узнаю, как выглядит твой мир, и я давно об этом мечтала! Мы сможем ходить между нашими мирами, когда захотим и жить то тут, то там!» На этих словах она быстро протянула руку к содержимому свертка, но шарики взять не успела, так как водяной заслонил их рукой. Он сказал: «Нет. Подожди. Ты вероятно не поняла. Ты больше не сможешь попасть на землю. Ты навсегда останешься русалкой и моей женой». Она тихо встала, подошла к окну, расписанному замысловатым зимним узором, прошла по своему родному дому, погладила бревна стен, служивших ей верой и правдой, поправила на кровати лоскутное одеяло и, погасив в лампе огонь, прошептала: «Согласна…»

   С этой минуты жизнь обоих кардинально изменилась…

  Было солнечное раннее летнее утро. Русалка деловито раздавала указания речным обитателям. В этот раз вопрос стоял о бобрах, которые наставили плотины вниз по течению и создали тем самым немалые проблемы. Нужно было так же решить что-то с дальней заводью, две уважаемые щучьи семьи не поделили этот участок и своими распрями вносили диссонанс в речную жизнь. Кроме управления речными делами, жена водяного имела много других забот.

  Погоревав недолго по земной жизни, она взялась устраивать свой быт под водой, а заодно и быт мужа, чем изрядно его расстраивала. С тех пор, как она стала русалкой, дом водяного значительно подрос, и не удивительно, супруги ждали пополнения. Для водяного вся эта суета была чуждой. Он привык довольствоваться малым, имел небольшой домик, в котором висел видавший виды гамак, а по углам были рассованы находки водяного на дне реки. Здесь можно было встретить и старые рыбацкие сапоги (жена понять не могла, зачем он их так трепетно хранил), какие-то старые банки, видимо выпущенные когда-то из рук незадачливыми любителями пообедать прямо в лодке, даже дырявый шелковый платок имелся. Новоиспеченная русалка быстро избавилась от старого хлама, и договорилась с бобрами о расширении дома, да и мужа заставила изрядно потрудиться, так как одним бобрам было не управиться. Постепенно она стала вникать в нужды и дела водных жителей, всячески помогала им, и со временем снискала себе авторитет и уважение.

  Старое любимое кресло да трубка было все, что осталось у водяного от холостой жизни. Он курил и размышлял над тем, что произошло с ним за последнее время. Он любил свою жену, но с ее появлением из его жизни стремительно исчезал покой, который он так любил. Столько суеты было теперь вокруг. Мало того, что она перестроила дом, к которому он так привык, выкинула коллекцию вещей, которую он собирал по крупицам, обозвав это хламом, так еще теперь каждый день к их порогу приплывают толпы речного народа, устраивают шум и гам и всем что-то нужно. И что его особенно удивляло, а иногда и немного задевало, так это то, как жена с этим ловко управляется. Да жили же они все как то до ее появления, и не приходилось ему вмешиваться в склоки между щуками, устраивать пятничные уборки речного дна, вовлекая в них всех — от детей до стариков. И мало того, теперь, когда она навела такие порядки, никто не жалуется, кроме него самого, еще и недвусмысленно намекают на то, что, наконец-то, в реке появился порядок. А до этого что? Порядка не было? Вон тот же судак не далее как вчера заглядывал поиграть в шахматы и между делом пробубнил: «Однако какую вы хозяйку, господин водяной, нам раздобыли!». Раньше самым большим уважением во всей реке пользовался сам водяной, или ему так казалось, а теперь все только и говорили о госпоже водянихе. Так скоро о нем караси с дальнего озера и те булькать перестанут.

  Но жизнь преподнесла водяному иной сюрприз. С появлением на свет водяненка, жена стала уделять большую часть времени и заботы малышу. Чему водяной был очень рад, в надежде на спокойную жизнь. Но случилось все с точностью наоборот. Все речные и домашние дела, которыми заправляла водяниха, упали на водяного, как он не пытался отбрыкиваться своим могучим хвостом. Дома была бесконечная суета вокруг водяненка, а стоило водяному показаться на улице, как со всех сторон его окружали хлопоты, с которыми раньше управлялась супруга. Вначале водяной злился как старый ерш, попавший в сети, и искал пути к отступлению. Построил себе даже шалаш на дальней запруде, где отсиживался часами. Но его быстро разоблачили, и мал-по-малу пришлось взять все дела в свои руки.

  Прошло совсем немного времени, как он стал замечать, что к нему обращаются с тем же, если не большим уважением, как и к жене, а так же то, что ему это безумно нравится. Так река обрела, наконец, своего Хозяина.